Aug. 29th, 2016

narga: (Default)
Удивителен мир. У меня стойкое ощущение, что прошлое меня преследует просто таки по пятам.
Никогда не забуду, как шесть лет назад я шла по стеночке по бесконечному переходу с Восстания на Маяковскую. Мне было плохо. меня мутило и у меня кружилась голова. За три дня до этого я почти ничего не ела и просто лежала пластом на кровати. У меня было сильное отравление.
Я дошла до красной (в то утро она была отвратительно красной) плитки Маяковской, прижалась лбом к холодной стенке и стала медленно оседать на пол. Потом у меня всё-таки хватило сил не потерять сознание, встать и так же медленно поползти обратно. Вернуться в квартиру, в комнату, лечь на кровать и уже там позволить себе отключиться.

Сегодня я медленно, по стеночке брела по этому проклятому переходу, который всё никак не заканчивался и не заканчивался. Я почти два дня ничего не ела, в меня просто не лезла еда. Я стала оседать по стенке из красной ломкой плитки, но всё-таки нашла в себе силы выпрямиться и войти в вагон. И уже в вагоне до Невского я почувствовала, что сейчас не выдержу, сейчас отключусь. Звуки стали доноситься как из-под толстого слоя ваты, краски стали тускнуть. Я вцепилась в поручень и постаралась изо всех сил остаться в сознании. В тот момент, когда я уже хотела попросить кого-то помочь, кусок внутренней гордости (глупой гордости) сказал, что я не могу этого делать. и что я... справлюсь.
Я справилась. Не потеряла сознание в вагоне, не потеряла, когда вышла из него. Не потеряла, когда добрела до лавочки и села на неё. Не потеряла даже когда всё расплылось вокруг и человек на скамейке рядом с ноутбуком на коленях исчез в белой дымке.
А потом у меня просто нашлись силы встать и пойти дальше. Я и пошла. Купила в киоске сникерс и бутылку воды, старое проверенное средство. Убедилась, что переход Гостинка-Невский действительно бесконечный. Обнаружила, что моя работа не в пяти, а в получасе ходьбы от метро. Убедилась, что мне очень-очень тяжело, но я справлюсь.

Что делать. чтобы прошлое отпустило и перестало преследовать? Или это не преследование. а пресловутый второй шанс? Я не знаю. Я сейчас вообще как человек, слишком быстро вынырнувший из воды, человек с кесонной болезнью. Будь депрессия простудой, выздоровление было бы лёгким, как пёрышко. Но депрессия это вроде многолетней комы. Выныриваешь из неё, ожидая, что мир вокруг не изменился. А он изменился. И ты просто не знаешь, что делать дальше.
narga: (Default)
Есть две книги про людей-насекомых, которые я почему-то никогда не сопоставляла и не проводила между ними параллели. Это "Тарантул" Тьерри Жонке и "Парфюмер" Патрика Зюскинда.
Особенно любопытно здесь, что обе книги экранизированы (экранизация Зюскинда одноимённа, Жонке вышла под названием "Кожа в которой я живу"), обе экранизации невыносимо прекрасны и в то же время обе рассказывают о совершенно других героях.
Ришар, герой Жонке - тарантул, а не миленький и славненький слегка спятивший Бандерас. Это человек, который искал только повода для того, чтобы открыть всё самое гадкое и чёрное в своей паучьей душе. Человек, способный уничтожить жизнь другого на том простом основании, что считает себя выше закона и выше любого человеческого права.
Гренуй, герой Зюскинда, не смазливый мальчик с перепуганным личиком, который случайно убивает свою первую жертву. Это физический (горбатый, хромой, с изуродованным оспой лицом и телом, в общем, Квазимодо) и моральный урод, которого Зюскинд сравнивает с клопом. Это рассчётливый убийца, который ни перед чем не останавливался, не терзался неведомым и не имел понятия о совести, морали или боге.
В общем, два отвратительных ублюдка, не достойных ни жалости, ни сострадания. Два насекомых.
Почему в экранизации их сделали смазливыми и сладенькими - чёрт их знает.

Profile

narga: (Default)
narga

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 910
11 12 1314 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios